Загрузка...

Актуальное за неделю

Все популярные статьи

Выжить и победить

Геополитика

01.12.2014 18:56

Сергей Глазьев

145

Выжить и победить

США стремятся развязать мировую хаосовойну, чтобы, ослабив Россию и подчинив Европу, обеспечить себе запас прочности, получить ресурсы для удержания своего глобального доминирования в конкуренции с Китаем. Чтобы не допустить подобного развития событий, нашей стране необходимо создать и возглавить широкую антивоенную коалицию.

События на Украине угрожают России, Европе и всему миру развертыванием региональной, а затем и мировой войны. Следует учесть, что есть объективные предпосылки к эскалации военно-политической напряжённости в международных отношениях в контексте глобальных экономических изменений. Необходимо разобраться в мотивации основных движущих сил украинского конфликта и используемых ими технологиях. Избежать перерастания кризиса в полноценную мировую войну, в которой из России хотят сделать одновременно и врага, и жертву, и трофей, можно, лишь разрушив причинно-следственные связи происходящего.

 

Внутренние конфликтные поля украинского кризиса

Украинский кризис сложен по своей природе, в нём переплелось множество конфликтных смысловых полей, самые значимые из которых не видны ни в сводках боевых действий, ни в комментариях политиков, объясняющих свои решения.

Первое конфликтное поле — права регионов и территориальное устройство Украины. Население Донбасса, как и других регионов Юга и Востока Украины, изначально выдвигало требования федеративного устройства и признания государством статуса русского языка. Эти требования открыто декларировались в течение двух десятилетий украинской независимости. Однако никогда и никто не пытался добиться их удовлетворения силой. И украинская политическая верхушка, последовательно отвергая эти требования, не считала тем не менее их преступлением против государства. Все соглашались с необходимостью решения вопросов исключительно правовым демократическим путём. Однако теперь мы имеем дело с другой реальностью. Остервенелое желание нынешнего киевского режима физически уничтожить сторонников федерализации, так же как и отчаянное сопротивление ополченцев, выходит далеко за рамки общепринятых способов разрешения такого рода споров.

Второе смысловое конфликтное поле — так называемый европейский выбор Украины. Ради него, по словам активистов Майдана, они избивали и поджигали киевских милиционеров. За него же агитировали майданную толпу и поддерживали оппозиционеров европейские чиновники и политики. При этом, как показывали все социологические опросы, подавляющее большинство жителей Юга и Востока Украины предпочитали европейской интеграции евразийскую. И хотя европейские эмиссары вопреки провозглашаемым ими ценностям демократии и права упорно не замечали протестов половины украинского населения и закрывали глаза на несоответствие соглашения об ассоциации Конституции Украины, едва ли они планировали затевать войну с нежелающими жить в ассоциации с ЕС гражданами. Да и сами украинские профессиональные евроинтеграторы не собирались в решении этого вопроса выходить за стены Верховной рады. Они тщательно избегали публичной дискуссии на «европейскую» тему, предпочитая келейные способы протаскивания соглашения. Надо сказать, что и противники ассоциации с ЕС доказывали его несоответствие интересам Украины исключительно в поле дискуссий в СМИ, не призывая народ к насилию. Очевидно, что даже в случае непреодолимых разногласий можно было найти мирный способ разрешения конфликта путём правового оформления разных торговых режимов для двух частей Украины по аналогии Дании и Гренландии, которая не входит вместе с первой в ЕС.

Ни один из поставленных лидерами противоборствующих сторон вопросов, ради которых они прибегают к насилию, подобным образом не решается и не может решаться. Следовательно, не ради этого развязана война.

Её идеологическая закваска — нацизм. Киевская хунта внушает общественному сознанию человеконенавистнические представления об оппонентах. По отношению к ним используются животные аналогии, им под страхом избиения и ареста отказывают в праве на выражение своей позиции, их разрешается заживо сжигать и их приказывают убивать. Так называемый президент Украины Порошенко, раздавая награды украинским военнослужащим, назвал их жертвы, жителей Славянска, «нелюдями», а глава правительства Яценюк публично признал проживающих в Восточной Украине русских «недочеловеками». Главный политический конкурент нынешних киевских лидеров Тимошенко ещё до политического конфликта говорила, что на Донбасс надо сбросить атомную бомбу, а получивший третью позицию на президентских выборах Ляшко лично участвовал в организации массовых репрессий против русских граждан Украины. Таким образом, захватившая власть на Украине хунта лишила русскоязычных граждан Украины всех прав человека, включая право на жизнь.

Нацистское смысловое поле генерирует основное напряжение конфликта и объясняет использование насилия для его разрешения. Нацизм всегда оправдывает террор в отношении людей иных национальностей, которых считает неполноценными и в отношении которых разрешает любые преступления. Именно по этому пути идёт киевский режим, разжигая ненависть ко всем несогласным с украинской исключительностью.

Наш собственный и международный исторический опыт убедительно свидетельствует о том, что нацизм можно остановить только силой. Другого языка нацисты не понимают. Если они отказывают гражданам иных национальностей в правах, то последним не приходится надеяться на их защиту законными методами. Отстоять свои права они могут только путём силового сопротивления.

Не имея корней в украинской культуре и будучи, по сути, наносным, индуцированным извне, украинский нацизм самоутверждается в самых жестоких формах. Посредством организации массовых преступлений против тех, кто считает себя русскими, и массированной русофобской пропаганды киевские фюреры пытаются создать достаточно сильное напряжение, чтобы вызвать в украинском общественном сознании нужный им для консолидации социума накал противостояния по принципу «мы или они».

Казалось бы, все стороны должны быть заинтересованы в прекращении боевых действий на Донбассе. Они наносят ущерб Украине, России, самому Донбассу и угрожают Европе. Однако руководители киевской хунты не хотят слушать доводы противоположной стороны, разговаривая исключительно на языке угроз и ультиматумов. Всякая попытка усомниться в правильности их позиции или действий вызывает у нынешних украинских руководителей истерические приступы ненависти и агрессии. Любой депутат, журналист или просто прохожий, осмелившийся выразить недоверие или неуверенность в правоте нацистов, тут же подвергается унижению и избиению, а украинские спецслужбы заводят на него уголовное дело. В полном соответствии с одним из признаков фашизма по Умберто Эко — «несогласие — это предательство».

 

Исходный импульс: индукция внешних конфликтных полей

Конфликтное поле, генерируемое украинским нацизмом, является основным двигателем насилия как на Украине в целом, так и карательной операции на Донбассе. Возникает вопрос: откуда в стране, непосредственно испытавшей ужасы фашистской оккупации и внесшей огромный вклад в победу над гитлеровцами, столь много продолжателей их преступной войны против народа Украины?

Ответ на этот вопрос лежит в плоскости другого конфликтного поля, действующего многие столетия. Это поле агрессии Запада против России, вырабатывающее энергию для вечного «дранг нах остен», который никогда не прекращался и продолжается по сей день. В этом поле Украина всегда занимала центральное место. Наиболее ярко отношение Запада к Украине выразил Бисмарк: «Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное — дело времени». Вслед за прусским канцлером концентрированное отношение Запада к вопросу об Украине в своей книге «Великая шахматная доска» выразил Збигнев Бжезинский, написав, что «без Украины Россия перестаёт быть евроазиатской империей».

Украинский нацизм является очередным искусственным порождением культивируемой на Западе в течение уже нескольких веков человеконенавистнической идеологии. Три столетия назад, возомнив себя высшей расой, англичане сделали расизм основой своей мировой империи. До сих пор американцы всерьёз убеждены в собственном превосходстве над всеми остальными народами планеты, которое даёт им право вершить суд над другими странами и их лидерами. Этот культ исключительности США служит основанием для американских властей наказывать другие народы, вплоть до физического истребления, в случае их нежелания подчиняться. Недавние высказывания Обамы об исключительности США свидетельствуют о приверженности расистской идеологии, которая оправдывает любые преступления американской военщины против человечества. Наращивание военных расходов и раскрутка маховика напряжённости в мире жизненно необходимы США — «Америка должна всегда лидировать в мире. Если не будем лидировать мы, не будет лидировать никто».

Руководствуясь расистской идеологией, американская политическая машина дифференцирует своё отношение к тем или иным странам в зависимости от готовности их лидеров следовать интересам США. Государства делятся на «хорошие», которые послушно следуют в кильватере американской политики, «недоразвитые», которых нужно обучать американским ценностям посредством политического принуждения, и «плохие», которые не подчиняются американскому диктату. В отношении последних допускается применение любой технологии разрушения извне и изнутри с целью их порабощения путём либо организации переворота и установления подконтрольного США режима, либо завоевания и установления колониального режима, либо развала и подчинения по частям. В отношении России и постсоветского пространства американские политтехнологи применяют все имеющиеся в их арсенале средства разрушения.

В полном соответствии с англосаксонской традицией «разделяй и властвуй» американские политпсихологи прививают украинским нацистам культ ненависти и превосходства над русскими, которых назначили виновниками за все беды и обиды украинского народа. Одновременно их убеждают в неполноценности по отношению к американцам и западноевропейцам, у которых нужно учиться и которым необходимо слепо подчиняться как старшим партнёрам. В результате такой психоидеологической обработки в сознании украинского нациста причудливым образом переплетается презрение и ненависть к русским со слепым преклонением перед американцами и западноевропейцами.

Выращиваемый западными наставниками украинский нацизм всегда был направлен против русских, против Москвы. В этом нынешние нацисты не отличаются от своих предшественников — гитлеровских приспешников. Поменялся только хозяин, место которого занял Госдепартамент США. Но этот хозяин в отличие от немецких фашистов предпочитает всё делать чужими руками. Украинским нацистам приходится заниматься не только грязной работой — проводить карательные операции с массовыми убийствами своих сограждан, но и брать на себя риски, связанные с боевыми действиями и политической ответственностью.

И в годы немецко-фашистской оккупации, и сегодня украинский нацизм является орудием внешних сил, глубоко чуждых национальным интересам Украины. Едва ли кто-либо в здравом уме станет утверждать, что гитлеровский режим мог стать благом для украинского народа. Последний для немецких фашистов был не более чем рабочий скот. Для нынешних евробюрократов Украина — не более чем резервуар дешёвой рабочей силы, рынок сбыта европейских товаров, а также место для свалки отходов и размещения экологически грязных производств.

Украинский нацизм развивается в конфликтном поле западной агрессии против России. Этим объясняется его поразительный подъём. Без системной последовательной политики США и их союзников по НАТО он не смог бы развиться, так как к этому не было объективных предпосылок. Их отсутствие удалось компенсировать последовательным разжиганием ненависти к России, спонсируя деятельность многочисленных националистических организаций, которые методично и целенаправленно создавали из России образ врага. Русофобия стала основой нынешнего украинского национального самосознания.

Вместе с тем реинкарнация нацизма в современных условиях небезопасна для Европы, в которой ещё жива память об ужасах Второй мировой войны. Европейским лидерам нужны веские аргументы, чтобы они закрывали глаза на бесчинства украинских нацистов и потворствовали их преступлениям. Эти аргументы им предъявляют ведущие европейские СМИ, которые находятся под контролем американцев. Представляя украинских нацистов в качестве защитников европейских ценностей, а преступления против человечества как защиту европейского выбора украинского государства, они зомбируют европейское общество. Одновременно массовое сознание подвергается массированной обработке, его настраивают против России, возлагая на российское руководство ответственность за устроенные американо-нацистами преступления против европейских граждан, в частности за сбитый украинскими вооружёнными силами малайзийский лайнер.

Европейская поддержка украинских нацистов индуцируется более сильным конфликтным полем — заинтересованностью Америки в сохранении глобального господства, которое сегодня проходит серьёзнейшие испытания на прочность, поскольку исчерпаны возможности экономического роста. США теряют своё доминирующее положение в мировом производстве, центр которого перемещается в Китай и другие страны Азии. Американской финансовой гегемонии угрожает крах долларовой пирамиды собственных государственных обязательств. Ведущее положение доллара на мировом валютном рынке подрывается процессами региональной экономической интеграции. Наконец, невозможность поддерживать сбалансированность национальной финансово-экономической системы без мощной подпитки извне объективно толкают США на путь эскалации военно-политической напряжённости и развязывания мировой войны.

Это главное конфликтное поле, сверхнапряжение которого индуцируется на другие конфликтные поля.

 

Смена техноукладов и эскалация глобальной напряжённости

Переживаемый в настоящее время глобальный кризис — закономерное проявление длинных циклов экономической активности, известных как волны Кондратьева. Дальнейшее развертывание кризиса будет определяться сочетанием двух процессов — разрушения структур прежнего технологического уклада и становления структур нового. При этом изменится не только технологическая структура экономики, но и её институциональная система, а также состав лидирующих фирм, стран и регионов.

Исследования показывают, что в периоды глобальных технологических сдвигов передовым странам трудно сохранить лидерство, так как на волне роста нового техноуклада вперёд вырываются развивающиеся страны, преуспевшие в подготовке предпосылок его становления. В отличие от передовых государств, сталкивающихся с кризисом перенакопления капитала в устаревших производствах, у них есть возможность избежать массового обесценения капитала и сконцентрировать его на прорывных направлениях роста.

Для удержания лидерства передовым странам приходится прибегать к силовым приёмам во внешней и внешнеэкономической политике. В эти периоды резко возрастает военно-политическая напряжённость, риск международных конфликтов. Об этом свидетельствует трагический опыт двух предыдущих структурных кризисов мировой экономики.

Так, Великая депрессия 30-х годов, обусловленная достижением пределов роста доминировавшего в начале века технологического уклада «угля и стали», была преодолена милитаризацией экономики, которая вылилась в катастрофу Второй мировой войны. Лидерство американского капитализма в выходе на новую длинную волну экономического роста было обеспечено чрезвычайным увеличением оборонных заказов на освоение новых технологий и притоком мировых капиталов в США при разрушении производственного потенциала и обесценении капитала основных конкурентов.

Депрессия середины 70-х — начала 80-х годов, обусловленная исчерпанием возможностей роста четвёртого технологического уклада, вылилась в гонку вооружений, гигантские военные программы, связанные с космосом. По своим геополитическим последствиям структурный кризис 70-х—80-х имел не меньшие последствия, чем Вторая мировая война. США и НАТО вышли из гонки вооружений победителями, установив контроль над ресурсами распавшейся мировой социалистической системы. Хотя эта война была «холодной», по своему историческому, геополитическому и геоэкономическому значению она должна рассматриваться как третья мировая война. Соответственно, происходящее ныне по той же логике длинных циклов современное обострение военно-политической ситуации должно расцениваться как проявление признаков четвёртой мировой войны.

Выход из нынешней депрессии также будет сопровождаться масштабными геополитическими и экономическими сдвигами.

США и их союзники по G7 к настоящему времени практически исчерпали свои возможности: вытягиваемых со всего мира капиталов уже не хватает для обслуживания лавинообразно нарастающих американских долговых обязательств.

В то же время сохранившие экономический суверенитет страны (Китай, Индия) не открывают свои финансовые системы, демонстрируя уверенный рост в условиях кризиса. Их примеру следуют крупнейшие страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, сопротивляясь поглощению активов спекулятивным капиталом. Посредством валютных свопов Китай быстро создаёт свою систему международных расчётов. Пространство для маневров ФРС США неумолимо сжимается — американской экономике приходится принимать на себя основной удар обесценения капитала.

Китай уже сегодня вышел на первое место в мире по экспорту высокотехнологической продукции. Вместе страны БРИКС обеспечивают четверть мирового производства высокотехнологической продукции с перспективой увеличения этой доли до 1/3 к 2020 году. Растут расходы на научные исследования и разработки, совокупный объём которых по странам БРИКС приближается к 30% от общемирового объёма. Они уже обладают достаточной научной и производственно-технологической базой для технологического рывка.

И наоборот, доля США на мировом рынке постоянно снижается, что подрывает экономическую основу их мирового доминирования.

В свете грядущих глобальных изменений понятно, что борьба за мировое лидерство в экономике разворачивается между США и Китаем. Америка разыгрывает привычный сценарий, развязывая мировую войну в Европе, пытаясь в очередной раз за счёт Старого Света упрочить своё положение в мире. Для этого Штаты используют старый геополитический принцип «разделяй и властвуй», воскрешая подсознательную русофобию политических элит европейских стран и делая ставку на традиционный для них «дранг нах остен». При этом, следуя заветам Бисмарка и советам Бжезинского, в качестве главной линии раскола они используют Украину, рассчитывая, с одной стороны, на агрессивную реакцию России, а с другой стороны, на консолидацию европейских государств в их традиционном стремлении к колонизации украинских земель. Удержание контроля над Европой и Россией может дать США геополитический и геоэкономический запас прочности, необходимый для сохранения глобального доминирования в конкуренции с Китаем.

 

Стратегия и тактика сохранения глобального доминирования

В основе глобального доминирования США лежало сочетание технологического, экономического, финансового, военного и политического превосходства. В период смены технологических укладов все эти составляющие доминирования подвергаются испытаниям на прочность.

Размывание экономического фундамента глобального доминирования США стремятся компенсировать усилением военно-политического давления на конкурентов. Они пытаются удерживать контроль над всем миром, пресекая попытки отдельных стран вырваться из долларовой зависимости. Однако делать это им становится всё сложнее — осуществлению необходимых для удержания лидерства структурных изменений мешает инерция связанных в устаревших основных фондах инвестиций, а также гигантская финансовая пирамида долговых обязательств. Для того чтобы сбросить их быстро нарастающее бремя и сохранить монопольное положение в мировой валютно-финансовой системе, им нужна мировая война, они в ней крайне заинтересованы. Но поскольку в современных реалиях велик риск применения оружия массового поражения, США пытаются развязать серии региональных вооружённых конфликтов. В совокупности они складываются в глобальную хаотическую войну.

Создавая «управляемый хаос» в зоне естественных интересов ведущих стран мира, США сначала втягивают эти страны в конфликт, а затем сколачивают против них коалиции с целью закрепления своего лидерства.

Как показывают все организованные США войны последних двух десятилетий, начиная с Ирака и Югославии и заканчивая Украиной, по типу применяемых технологий они носят сложносоставной характер, где собственно военный компонент играет роль «последнего аргумента», применяясь на завершающей фазе. До этого основное внимание уделяется внутренней дестабилизации намеченного для агрессии региона, для чего используется информационное оружие. С его помощью расшатываются устои общества, которому даются агрессивные и даже человеконенавистнические ориентиры с целью развязывания вооружённых конфликтов. Одновременно путём подкупа устанавливается контроль над властвующей элитой, влиятельные семьи и перспективная молодёжь втягиваются в особые отношения с США и их союзниками по НАТО. Это позволяет американским спецслужбам манипулировать как общественным мнением, так и властной верхушкой, провоцируя внутренние и внешние конфликты.

При этом сами американцы выбирают противников и затем управляют боевыми действиями, а также определяют победителей и назначают наказание проигравшим. Так было с Ираком, который спровоцировали напасть на Кувейт и затем показательно покарали. С Сербией, руководителю которой пообещали безопасность в обмен на воздержание от нанесения неприемлемого ущерба странам НАТО и затем показательно разгромили и осудили. Со странами Северной Африки, руководители которых были введены в заблуждение знаками внимания, а затем отданы на растерзание обезумевшей от вседозволенности толпы. С Януковичем, которого долго обхаживали американские консультанты, а в решающей фазе — ведущие чиновники и политики США и ЕС с единственной целью: уговорить украинского президента отказаться от применения силы в отношении распоясавшейся оппозиции, а затем без сожалений принести его в жертву своим агентам и захватить власть.

Внешне развязываемые США войны кажутся бессмысленным хаосом. В действительности они организуются и слаженно проводятся всеми заинтересованными ведомствами страны в сочетании с соответствующими действиями американского крупного капитала, СМИ и разветвленной агентурной сети. В результате этого «хаоса» американские корпорации получают контроль над природными ресурсами и инфраструктурой поверженных стран, банки замораживают их активы, финансовая система жестко привязывается к доллару. Все организованные США войны многократно окупились, включая войну в Афганистане, в результате которой контролируемые американскими спецслужбами потоки наркотиков в Россию и Европу увеличились на порядок.

С помощью стратегии «управляемого хаоса» США стремятся решить свои экономические и социально-политические проблемы. Так же как они решали свои проблемы и во время Второй мировой войны, которую в Америке называют «хорошей войной».

Исторический опыт свидетельствует, что войны в Европе были важнейшим источником экономического подъёма и политического могущества США. Последние стали сверхдержавой вследствие Первой и Второй мировых войн, которые спровоцировали гигантский отток капиталов и умов из воюющих между собой европейских стран в Америку. И сегодня, сталкиваясь с экономическими трудностями, США пытаются развязать в Европе очередную бойню.

Украинский конфликт изначально организовывался США как удар по России. Непосредственной целью этой войны является отрыв Украины от России, что в качестве важнейшей геополитической задачи Запада ставили упомянутые выше Бисмарк и Бжезинский. Чтобы достичь цели, потребовалось всего два десятилетия и миллиарды долларов, потраченные на выращивание антироссийской политической элиты в Киеве.

По замыслу натовских стратегов, отрыв Украины от России должен быть оформлен подчинением Незалежной Евросоюзу в форме ассоциации, посредством которой Киев отдает Брюсселю свои суверенные права в области регулирования внешнеэкономической деятельности, проведения внешней и оборонной политики. Попросту говоря, после подписания соглашения Украина становится колонией Европейского союза.

Однако одного только перехода Украины под юрисдикцию ЕС в рамках навязанного Киеву соглашения об ассоциации американцам недостаточно. Заставляя подчинённую им нацистскую хунту вести полномасштабную вой-ну на Донбассе, США создают в центре Европы расширяющуюся воронку хаоса, которая должна втянуть в братоубийственный конфликт Россию, а затем и близлежащие европейские страны.

США с самого начала украинского кризиса неуклонно следуют этой стратегии, раздувая европейско-российскую войну, оправдывая все преступления нацистской хунты, финансируя и вооружая её, прикрывая дипломатически и принуждая своих европейских союзников делать то же самое.

Исходя из целей американской стратегии по организации мировой хаотической войны в Европе, не вызывает сомнений долгосрочный характер американской агрессии против России на Украине. Удивляет позиция европейских государств, которые плетутся в хвосте США, провоцируя своим бездействием перерастание конфликта в полноценную войну в центре Старого Света. Лавина организованных США войн в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, на Балканах и теперь на Украине угрожает, прежде всего, Европе, на руинах которой в ходе двух мировых войн прошлого столетия и возникло американское экономическое чудо. Сегодня, как и в 30-е годы во время Великой депрессии, американская олигархия в решении своих экономических проблем делает ставку на еврофашизм.

 

Еврофашизм — средство американской агрессии

На наших глазах происходит формирование украинской версии еврофашизма как главного орудия разжигания мировой войны против России.

Конечно, современная его версия сильно отличается от немецкого, итальянского или испанского аналога прошлого века. Европейские национальные государства ушли в прошлое, войдя в Евросоюз и подчинившись евробюрократии. Последняя стала ведущей политической силой Европы, легко подавляя претензии на суверенитет отдельных государств. Эта сила заключается не в армии, а в монополии на эмиссию денег, массмедиа и регулирование торговли, которое осуществляется евробюрократией в интересах крупного капитала. Во всех конфликтах с национальными государствами последнего десятилетия евробюрократия неизменно выходила победителем, навязывая европейским нациям свои технические правительства и свою политику. Последняя отличается последовательным отрицанием всех национальных традиций, начиная от норм христианской морали и заканчивая венгерскими шпикачками.

Универсальные бесполые и безыдейные европолитики мало напоминают бесноватых фюреров Третьего рейха. Роднит их с предшественниками маниакальная уверенность в собственной правоте и готовность к насилию. Они не терпят инакомыслия и допускают возможность применения силы вплоть до физического истребления не согласных с политикой Брюсселя. Может быть, десятки тысяч погибших в процессе насаждения «европейских ценностей» в Югославии, Грузии, Молдавии, а теперь уже и на Украине не столь впечатляют, как миллионы жертв немецко-фашистских захватчиков во Второй мировой войне. Но кто считал косвенные человеческие потери — от распространения гомосексуализма и наркомании, разорения национальных производств, деградации культуры? Целые европейские нации исчезают сегодня в горниле евроинтеграции.

Термин «фашизм» происходит от fascio, что в переводе с итальянского означает «союз, объединение». В современном понимании — это объединение без сохранения идентичности интегрируемых объектов: людей, социальных групп, стран. Нынешние еврофашисты стремятся уничтожить не только национальные экономические и культурные отличия, но и индивидуальное разнообразие людей, включая половозрастную дифференциацию. При этом агрессивность, с которой еврофашисты ведут борьбу за расширение сферы своего влияния, подчас напоминает паранойю гитлеровцев, озабоченных завоеванием жизненного пространства для арийского сверхчеловека. Достаточно вспомнить истерики европейских политиков на Майдане и в украинских СМИ. Они оправдывали преступления сторонников евроинтеграции и огульно обвиняли не согласных с европейским выбором Украины в полном соответствии с методикой Геббельса, которая исходила из принципа: чем чудовищнее ложь, тем больше она похожа на правду.

Главным двигателем современного еврофашизма является евробюрократия, направляемая из Вашингтона.

По сути, ЕС — бюрократическая империя, форматирующая своё экономическое пространство в интересах американо-европейского капитала под контролем США. Как и всякая империя, она стремится к расширению, втягивая соседние страны в ассоциации с ЕС и передавая их суверенитет Еврокомиссии, фактически превращая в колонии. Инструментом для этого принуждения служит идеология страха перед внешней угрозой. В этом качестве усилиями подконтрольных американцам СМИ традиционно выступает «агрессивная и враждебная» Россия.

Таким образом, происходящая на Украине катастрофа, по сути, может быть определена как агрессия США и их союзников по НАТО против России. Это современная версия еврофашизма. Его современные апологеты в отличие от своих предшественников времен Второй мировой войны предпочитают использовать «мягкую силу», прибегая к военным действиям лишь при крайней необходимости. Нацизм для них дополняющая, а не тотальная идеология. Вместе с тем сохраняется определяющее свойство еврофашизма — разделение граждан на полноценных (придерживающихся европейского выбора) и неполноценных (соответственно, не желающих следовать в фарватере евроинтеграции). Последним отказано в праве иметь своё мнение, к ним можно применять силу. Ну а в борьбе против политических оппонентов все средства хороши.

Американским геополитикам их расчёт кажется точным, а действия — безошибочными. По их замыслу, ослабление России должно вернуть её под американский контроль, как это было при Ельцине, а ослабление Европы — экономически подчинить Старый Свет посредством формирования трансатлантической зоны свободной торговли на американских условиях. Тем самым Вашингтон надеется укрепить своё положение и сохранить мировое господство в конкуренции с набирающим силу Китаем.

В этой циничной логике есть, однако, просчёт. Действуя на основе архетипов англосаксонской геополитики, американцы раскопали труп еврофашизма и, подобно Франкенштейну, создали в Киеве политического монстра. Он вскоре начал пожирать своих родителей, выставляя Брюсселю и Вашингтону всё бόльшие счета, по которым скоро придётся платить не только долларами и евро, но и интересами бизнеса, а также кровью американских и европейских граждан. К этому западные политики вряд ли готовы.

 

Бессмертность Кощея преувеличена

Чтобы остановить войну, нужно прекратить действие движущих ею сил — американской властвующей элиты, евробюрократии и украинских нацистов. Первая из них является основной, остальные — производными. Можно вести кровопролитную войну с нацистами, но если не остановить их финансирование и поддержку, то они будут вовлекать в массовые убийства всё больше своих граждан. Можно сколько угодно объяснять еврокомиссарам ущербность их политики «Восточного партнёрства», но пока они манипулируются США посредством контролируемых ими СМИ, сетей личного влияния, системы шпионажа и шантажа, никакие рациональные критерии не работают. Поэтому предотвратить войну можно только путём прекращения доминирования США в мире. Для этого необходимо подорвать экономические, информационные, политические и идеологические основы их влияния.

При всей мощи США их экономическое превосходство основано на финансовой пирамиде долговых обязательств, которая давно вышла за пределы устойчивости. Крах долларовой финансовой пирамиды даст наконец возможность осуществить реформу мировой финансовой системы на началах справедливости и взаимной выгоды. А ускорить этот крах вполне возможно.

Доминирование американской олигархии в мировых СМИ является ключевым фактором влияния. Господствующее положение в интерпретации всех происходящих в мире событий позволяет американским властям манипулировать общественным мнением и вершить глобальный произвол — устраивать конфликты, совершать преступления, назначать и наказывать виновных, объявлять победителей. Информационная среда является основным полем боя в хаотической мировой войне. Реальные боевые действия происходят на последнем этапе — как средство неотвратимого наказания тем странам и национальным лидерам, которые посмели выйти из-под американского контроля и отважиться на самостоятельную политику. До этого мировое общественное мнение должно быть убеждено в том, что США проводят политику добра в интересах наказываемых ими народов, лидеры которых олицетворяют мировое зло, подлежащее уничтожению любой ценой.

Вместе с тем эффективность применения информационного оружия имеет свои пределы. Ложь и даже чудовищная ложь не обладает всепоражающим воздействием. Как говорил Александр Невский, «не в силе Бог, но в правде». Потокам лжи и фальсификации, которые выливают на общество контролируемые США мировые СМИ, необходимо противопоставить объективную информацию через социальные сети, региональное и национальное телевидение. Это, разумеется, потребует усилий. Но правда проложит себе дорогу, поскольку угроза новой мировой войны пугает каждого человека и в конечном счёте стимулирует поиск её причин.

Что касается доминирования США в мировой политике, то оно основывается больше на рутинной привычке их союзников подчиняться давлению Вашингтона, чем на реальной зависимости европейских и японских деятелей от американских кураторов. По мере распространения правдивой информации о преступлениях украинских нацистов будет размываться монопольное положение американских СМИ и снижаться эффективность ведущейся ими пропаганды. В случае дальнейшего падения уровня и качества жизни в ЕС вследствие ухудшения отношений с Россией будет нарастать давление бизнеса и общества на европейских политиков.

 

Создание коалиции

Для того чтобы выстоять в мировой хаосовойне, России необходимо решить множество взаимосвязанных внутренних задач. Среди них:

— укрепление собственной безопасности;

— ускорение экономического роста и осуществление модернизации экономики;

— успешное освоение ниш в шестом технологическом укладе, который станет основой будущей длинной волны роста;

— консолидация общества, как на основе органичной идеологии, так и за счёт активной социальной политики, устранения уродливых диспропорций и вопиющего неравенства, порождающего антагонистические отношения и отчуждённое отношение граждан к политике государства;

— обеспечение эффективного управления, включая механизмы контроля и ответственности.

Но следует иметь в виду, что выстоять против столь сильного противника в одиночку практически невозможно — России необходимы союзники как среди государств, так и среди различных политических сил и общественных групп за рубежом. Поэтому необходимо создание широкой антифашистской, антивоенной, антиглобалистской коалиции. Для отстраивания этих союзнических структур нужны скоординированные усилия как в рамках профессиональной дипломатии, так и по линии народной дипломатии, как в рамках создания коллективных механизмов безопасности, так и в рамках использования «мягкой силы».

Россия должна выступить инициатором разработки привлекательной и отвечающей широким интересам мировоззренческо-идеологической платформы для новой международной политической, социальной и финансово-экономической парадигмы. В основу этой платформы должна быть положена ценностная матрица, которая призвана противостоять разрушительным тенденциям в мире.

Подрыв идеологического лидерства США является главным направлением борьбы с американской агрессией. Лишившись образа непогрешимого законодателя норм и образцов поведения, США потеряют способность внушать другим странам комплекс неполноценности и моральное право вмешиваться в их внутренние дела. Это резко снизит эффективность американской политики «мягкой силы», без которой не будут работать и методы военно-политического принуждения.

Однако оспорить идеологическое лидерство США в навязываемой ими системе ценностей невозможно. Подорвать идеологическое доминирование США можно только путём ниспровержения лежащей в его основании системы ценностей.

Эта система ценностей исходит из постмодернистской концепции освобождения человека от Бога и установленных им нравственных ограничений. Абсолютизация человеческого произвола в конечном счёте выливается в право сильного, что и демонстрирует американская олигархия, которая пытается управлять по своему усмотрению всей планетой. Поставить предел этому произволу можно только на основании более высокой системы ценностей, ограничивающей свободу человеческой воли. Выше воли человека могут быть только объективные законы мироздания, признаваемые рациональным мышлением, и установленные Всевышним нравственные заповеди, признаваемые религиозным сознанием.

Все великие религии ограничивают свободу человеческого произвола соблюдением определённой системы нравственных норм. Современная постхристианская западная цивилизация не признаёт абсолютный характер этих норм, интерпретируя их как относительные, которые можно нарушать, если позволяют возможности и обстоятельства. Американская олигархия располагает возможностями глобального доминирования в той мере, которую позволяют международные обстоятельства. Эти обстоятельства можно изменить, ограничив возможности США путём расширения возможностей их конкурентов. Однако такие траснформации достигаются в рамках существующего миропорядка только посредством мировой войны. Чтобы её избежать, нужно изменить сам миропорядок — ввести абсолютные ограничения на произвол как человеческой личности, так и любых человеческих общностей, включая государства и их объединения. Тем самым будет ликвидировано само основание существования сверхсилы, угрожающей безопасности планеты.

Таким образом, для успешного противостояния этой сверхсиле и эффективной борьбы за установление нового, более справедливого миропорядка России необходимо создать широкую международную коалицию стран против американской политики развязывания мировой войны.

В качестве побудительной причины создания такой коалиции следует выдвинуть общие для всех её участников угрозы разворачивания США глобальной хаотической войны.

Антивоенная международная коалиция могла бы включать:

— европейские страны, которые втягиваются в войну против России вопреки их национальным интересам;

— страны БРИКС, экономический подъём которых может быть торпедирован организованной США дестабилизацией;

— Корею, страны Индокитая, которые не заинтересованы в ухудшении отношений с Россией;

— страны Ближнего и Среднего Востока, для которых мировая война будет означать эскалацию собственных региональных конфликтов;

— латиноамериканские страны Боливарианского альянса, для которых раскручивание новой мировой войны несёт угрозу прямого вторжения США;

— развивающиеся страны G77 — наследницы Движения неприсоединившихся стран, традиционно выступающие против войн за справедливый миропорядок.

Влиятельными союзниками в создании антивоенной коалиции могли бы стать религиозные организации, выступающие против насаждения культа вседозволенности и разврата, подрыва семейных и других общечеловеческих ценностей. Они помогли бы участникам коалиции выработать и предложить миру новую объединяющую идеологию, исходящую из восстановления незыблемых моральных ограничений человеческого произвола. Конструктивную роль могли бы сыграть международные гуманитарные и антифашистские организации. Союзником могло бы стать мировое научное и экспертное сообщество, выступающее с позиций устойчивого развития и генерирующее объединяющие человечество проекты развития.

 

Перехватить идеологическое лидерство

Идеологической основой объединения антивоенных, антифашистских и антиглобалистских сил в широкую коалицию, а также мировоззренческим основанием для нового миропорядка может стать концепция социально-консервативного синтеза, объединяющая систему ценностей мировых религий с достижениями социального государства и научной парадигмой устойчивого развития. Эта концепция может быть использована в качестве позитивной программы для формирования глобальной антивоенной коалиции, которая должна предложить понятные всем принципы упорядочивания и гармонизации социально-культурных и экономических отношений в мировом масштабе.

Гармонизация международных отношений может быть достигнута только на основе фундаментальных ценностей, разделяемых всеми основными культурно-цивилизационными общностями. К числу таких ценностей относятся принцип недискриминации (равенства людей) и декларируемая всеми конфессиями любовь к ближнему без разделения человечества на «своих» и «чужих». При таком понимании эти ценности могут быть выражены в понятиях справедливости и ответственности, а также в юридических формах прав и свобод граждан. Однако для этого фундаментальная ценность человеческой личности и равенства прав всех людей вне зависимости от их вероисповедания, национальной, классовой и какой-либо ещё принадлежности должна быть признана всеми конфессиями. Основанием для этого, во всяком случае в монотеистических религиях, является понимание единства Бога и того, что каждое вероучение указывает к нему свою дорогу спасения человека, имеющую право на существование. Исходя из такого понимания, можно устранить насильственные формы межрелигиозных и межнациональных конфликтов, перевести их в плоскость идеологически свободного выбора каждого человека. Для этого необходимо выработать правовые формы участия конфессий в общественном жизнеустройстве и разрешении социальных конфликтов. Это позволит нейтрализовать одну из самых разрушительных технологий американской стратегии ведения мировой хаотической войны — использование межконфессиональных противоречий для разжигания межрелигиозных и межнациональных вооружённых конфликтов, переходящих в гражданские и региональные войны.

Вовлечение конфессий в формирование международной политики даст нравственно-идеоло-ги-ческое основание для предотвращения конфликтов на религиозной и этнической почве и создаст предпосылки для перевода межнациональных противоречий в конструктивное русло, их снятия посредством разнообразных инструментов государственной социальной политики. В свою очередь, вовлечение конфессий в формирование социальной политики подведёт под государственные решения нравственное основание. Это поможет обуздать дух вседозволенности и распущенности, доминирующий сегодня во властвующей элите развитых государств, восстановить понимание социальной ответственности власти перед обществом. Пошатнувшиеся сегодня ценности социального государства получат мощную идеологическую поддержку. В свою очередь, политическим партиям придётся признать значение фундаментальных нравственных ограничений, защищающих основы человеческого бытия. Всё это будет способствовать осознанию глобальной ответственности политических лидеров и ведущих наций за гармоничное развитие международных отношений и содействовать успеху антивоенной коалиции.

Концепция социально-консервативного синтеза даёт идеологическую основу для реформирования международных валютно-финансовых и экономических отношений на основе принципов справедливости, взаимного уважения национальных суверенитетов и взаимовыгодного обмена. Их реализация требует существенного ограничения свободы действия рыночных сил, постоянно порождающих дискриминацию большинства граждан и стран по доступу к благам.

Либеральная глобализация мешает государствам влиять на распределение национального дохода и богатства. Транснациональные корпорации получили возможности бесконтрольного перемещения ресурсов, ранее контролировавшихся государствами. Последние оказались вынуждены снижать степень социальной защищённости граждан, чтобы сохранять привлекательность своих экономик для инвесторов. Одновременно снизилась эффективность государственных социальных инвестиций, потребители которых получили свободу от национальной принадлежности. В результате присвоения растущей части генерируемых в мировой экономике доходов американоцентричной олигархией происходит снижение уровня жизни населения большинства стран, усиление дифференциации граждан по доступу к благам. Для преодоления этих разрушительных тенденций необходимо изменение всей архитектуры международных финансово-экономических отношений путём введения ограничений на движение капитала с целью блокирования возможностей его ухода от социальной ответственности, с одной стороны, и выравнивания издержек социальной политики национальных государств, с другой стороны.

Ограничение возможностей уклонения капитала от социальной ответственности включает ликвидацию офшорных зон, позволяющих капиталу уходить от налоговых обязательств, и признание права национальных государств регулировать трансграничное перемещение капитала. Выравнивание социальных издержек различных государств потребует формирования глобальных минимальных социальных стандартов, предусматривающих опережающее повышение уровня социального обеспечения населения относительно бедных стран. Для этого должны заработать международные механизмы выравнивания уровня жизни населения, что предполагает создание соответствующих инструментов их финансирования.

Исходя из концепции социально-консервативного синтеза, антивоенная коалиция могла бы поставить задачи формирования глобальных механизмов социальной защиты.

 

Гармонизации миропорядка

Антивоенная коалиция должна выдвинуть свою программу стабилизации мировой экономики и изменения всей глобальной финансово-экономической архитектуры на принципах взаимной выгоды, справедливости, добросовестной конкуренции и уважения национального суверенитета.

Обеспечение устойчивого и успешного для человечества в целом социально-экономического развития предполагает устранение монополизации функций международного экономического обмена в чьих-либо частных или национальных интересах. В интересах устойчивого развития человечества и гармонизации глобальных общественных отношений, устранения дискриминации в международном экономическом обмене могут вводиться его глобальные и национальные ограничения.

В целях выравнивания возможностей социально-экономического развития необходимо обеспечить свободный доступ развивающихся стран к новым технологиям при условии их отказа от использования получаемых технологий в военных целях. Государствам, согласившимся на это ограничение, должны предоставляться кредитные ресурсы для долгосрочного финансирования необходимых для развивающихся стран инвестиционных проектов освоения современных технологий и создания инфраструктуры.

В целях обеспечения добросовестной конкуренции необходимо ввести международный механизм пресечения злоупотреблений ТНК монопольным положением на рынке. Необходимо принять соответствующее международное соглашение. Этим соглашением должны быть предусмотрены права субъектов международного экономического обмена требовать устранения злоупотреблений доминирующим положением на рынке со стороны ТНК, а также компенсации вызванных ими потерь за счёт введения соответствующих санкций. В число таких злоупотреблений, наряду с завышением или занижением цен, фальсификацией качества продукции и другими типичными примерами недобросовестной конкуренции, должно входить занижение оплаты труда по отношению к региональному прожиточному минимуму, подтверждённому МОТ. В отношении естественных глобальных и региональных монополий должны быть установлены процедуры регулирования цен на разумном уровне.

В условиях неэквивалентного экономического обмена государствам должна быть оставлена достаточная свобода регулирования национальных экономик в целях выравнивания уровней социально-экономического развития. Наряду с принятыми в рамках ВТО механизмами защиты внутреннего рынка от недобросовестной внешней конкуренции, инструментами такого выравнивания являются разнообразные механизмы стимулирования НТП и государственной поддержки инновационной и инвестиционной активности; установление государственной монополии на использование природных ресурсов; введение норм валютного контроля в целях ограничения вывоза капитала и нейтрализации спекулятивных атак против национальной валюты; удержание под национальным контролем важнейших секторов национальной экономики; другие формы повышения национальной конкурентоспособности.

Антивоенная коалиция должна выдвинуть свою мирную альтернативу гонке вооружений, которая традиционно используется для стимулирования развития нового технологического уклада. Эта альтернатива должна строиться на широкой международной кооперации в решении глобальных проблем, которые требуют концентрации ресурсов в проведении прорывных научно-технических разработок.

Для глобального распространения социально значимых достижений нового технологического уклада необходимо также развернуть международную систему стратегического планирования глобального социально-экономического развития, включающую разработку долгосрочных прогнозов научно-технического роста, определение перспектив экономики мира, региональных объединений и крупных стран, выявление возможностей преодоления существующих диспропорций, включая разрывы в уровне развития передовых и слаборазвитых стран, а также выбор приоритетных направлений развития и индикативных планов деятельности международных организаций.

Осуществление столь масштабных реформ требует соответствующего правового и институционального обеспечения. Это может быть сделано путём придания решениям коалиции статуса международных обязательств заинтересованных в их реализации стран, а также с опорой на институты ООН и уполномоченные международные организации.

 

Стать сильными

Очевидно, что практическое воплощение парадигмы устойчивого развития и концепции социально-консервативного синтеза наталкивается на серьёзное противодействие со стороны как скрывающейся за гегемонией США глобальной олигархии, так и агрессивных влиятельных социальных групп, основанных на отрицании фундаментальных нравственных ценностей, прежде всего — ЛГБТ-сообщества, расистских, нацистских и радикальных религиозных организаций. Причудливым образом американская хунта в Киеве опирается на все эти социальные группы. Это придаёт украинскому конфликту глобальный не только политико-экономический, но и идеологический характер.

Едва ли реалистично надеяться на добровольный отказ указанных социальных групп от их идентичности, так же как претензий американской олигархии на мировое господство. Показная тупость спикеров Белого дома и Госдепа США, задающих тон освещения украинских событий мировым СМИ, не оставляет сомнений в серьёзности намерений американской властвующей элиты по развязыванию мировой войны против России. Нелепые комментарии официальных спикеров Белого дома и Госдепа призваны продемонстрировать неуместность каких-либо дискуссий и споров в отношении реализуемой руководством США политики.

Поэтому антивоенная коалиция должна быть достаточно мощной, чтобы добиться охарактеризованных выше принципиальных изменений международных отношений. Им будут сопротивляться США и страны G7, извлекающие гигантскую выгоду из своего монопольного положения на мировом рынке и в международных организациях. Ради сохранения этого положения США, собственно, и ведёт мировую хаотическую войну, наказывая всех, кто не соглашается с их злоупотреблениями доминирующим положением в глобальной финансово-экономической системе. Чтобы победить в этой войне и перестроить мировой экономический порядок в целях гармоничного развития, антивоенная коалиция должна быть готова к применению санкций в отношении США и их ключевых союзников. Усилия антивоенной коалиции должны быть направлены не только на разоб-лачение и разрушение политического доминирования США, но и прежде всего — на подрыв американской военно-политической мощи, основанной на эмиссии доллара как мировой валюты, и в случае продолжения агрессивных действий США по разжиганию мировой войны эти санкции должны включать отказ от использования доллара во взаимной торговле и долларовых инструментов для размещения валютных резервов.

Чтобы быть действенной и эффективной, антивоенная коалиция должна обладать достаточной обороноспособностью для отражения американской агрессии и попыток военно-политической дестабилизации в любой точке планеты. Для этого необходимо расширить формат ОДКБ, привлечь к сотрудничеству Китай, Вьетнам, Сирию, Кубу, Узбекистан, Турк-мению, создать механизмы партнёрства во имя мира с Индией, Ираном, Венесуэлой, Бразилией, а также другими странами, которым угрожает американская агрессия.

Имея сравнимую с НАТО военно-политическую и экономическую мощь, антивоенная коалиция могла бы победить в навязываемом США противостоянии и независимо от их желания приступить к реформе мировой финансово-валютной системы в интересах устойчивого экономического развития как мировой, так и всех национальных экономик. В случае отказа стран G7 «подвинуться» в органах управления международных финансовых организаций антивоенная коалиция должна обладать достаточной синергией, чтобы создать альтернативные глобальные регуляторы.

Инициировать создание такой коалиции можно на основе БРИКС, начав с решения вопросов обеспечения их экономической безопасности, включая:

— создание универсальной платёжной системы для стран БРИКС и выпуск общей платёжной карточки БРИКС, объединяющей китайскую UnionPay, бразильскую ELO, индийскую RuPay, а также российские платёжные системы;

— создание независимой от США и ЕС системы обмена межбанковской информацией, аналогичной SWIFT;

— переход на использование своих рейтинговых агентств.

Лидирующую роль в создании антивоенной коалиции придётся брать на себя России, поскольку именно она находится в наиболее уязвимом положении и без создания такой коалиции не сможет победить в развязываемой против неё мировой войне. Если Россия не создаст такой коалиции, то формируемая США антироссийская коалиция может поглотить или нейтрализовать потенциальных российских союзников. Так, провоцируемая американцами война в Европе против России может оказаться выгодной Китаю. Следуя китайской мудрости об умной обезьяне, дожидающейся на дереве завершения схватки двух тигров, чтобы присвоить затем добычу, он может выбрать стратегию невмешательства. Взаимное ослабление США, ЕС и России облегчает Китаю достижение глобального лидерства. Бразилия может поддаться давлению США. Индия замкнуться в решении своих внутренних проблем.

Россия обладает не меньшим, чем США, историческим опытом лидерства в мировой политике, необходимым для этого духовным авторитетом и достаточной военно-технической мощью. Но чтобы претендовать на лидерство, российскому общественному сознанию необходимо избавиться от комплекса неполноценности, привитого прозападными СМИ в период горбачёвской перестройки и американского доминирования при ельцинском режиме. Нужно восстановить историческую гордость русского народа за многовековое упорное создание цивилизации, объединившей множество наций и культур и не раз спасавшей Европу и человечество от самоистреб-ления. Вернуть понимание исторической роли Русского мира в созидании общечеловеческой культуры, начиная с Киевской Руси, ставшей духовной преемницей Византийской империи, до современной Российской Федерации —преемницы СССР и Российской империи.

В этом контексте следует преподносить и евразийский интеграционный процесс — как глобальный проект восстановления общего пространства развития веками живших вместе, сотрудничавших и обогащавших друг друга народов от Лиссабона до Владивостока и от Петербурга до Коломбо.

 

Европейский миф

Использование нацистов и религиозных фанатиков для подрыва политической стабильности в различных регионах мира — излюбленный способ американских спецслужб, который они практикуют против России на Кавказе, в Средней Азии, а теперь уже и в Восточной Европе. Инициированная ими и еврочиновниками программа «Восточное партнёрство» изначально была нацелена против России, чтобы оторвать от неё бывшие союзные рес-публики. Этот отрыв юридически закрепляется созданием ассоциаций этих государств с ЕС, для политического обоснования которых нагнеталась русофобия и использовалась мифология о европейском выборе. Последний искусственно противопоставляется евразийской интеграции, которая ложно преподносится западными политиками и СМИ как реставрация СССР.

Именно процесс евразийской интеграции, успешно развивающийся вокруг Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, США считают главной угрозой осуществлению своих планов установления контроля евробюрократии над постсоветским пространством. Для пресечения участия в этом процессе Украины США и ЕС вложили миллиарды долларов на создание сетей антироссийского влияния. Не меньшие усилия они предпринимают с целью изоляции других бывших союзных республик от евразийского интеграционного процесса. Порождённая ими программа «Восточное партнёрство» стала ширмой для агрессии против России на постсоветском пространстве. Агрессия ведётся в форме принуждения постсоветских государств к ассоциации с ЕС, в рамках которой они передают суверенные функции торгово-экономической, внешней и оборонной политики Еврокомиссии.

Это политика кнута и пряника. В качестве кнута выступает русофобия и раздувание тезиса о российской угрозе, в качестве пряника — миф о европейском выборе и превосходстве западных ценностей.

В контексте цивилизационного выбора, а также позиционирования в общественном сознании, в поле общественного мнения тех или иных интеграционных группировок, объединений и других подобных образований именно вопрос о ценностях является ключевым, поскольку именно те или иные ценности непосредственно связаны с самоидентификацией социальных общностей, этносов, наций и цивилизаций. В немалой степени это и вопрос самоидентификации элит, от которого зависит развитие различных наций и тех интеграционных группировок, которые они образуют.

К сожалению, вопрос о ценностях евразийской интеграции пока ещё очень слабо артикулирован, во многих аспектах вообще не озвучен в явном виде, хотя некий особый ценностный цивилизационный код на евразийском пространстве, несомненно, существует объективно и органично по умолчанию.

В то же время в Европейском союзе вопрос о ценностях, напротив, в последние годы педалируется, поднимается на щит, часто даже вступая в прямое противоречие с прагматическими экономическими интересами европейцев.

Принципиально важно в этой связи уяснить, что сам этот комплекс ценностей, на которых построен Европейский союз, за последние несколько десятилетий трансформировался, продолжает активно изменяться и подлежит дальнейшей эрозии. Континентальный социально-консервативный ценностный код — в своей основе традиционно христианский — очень активно вытесняется в Европе англосаксонским цивилизационным кодом и неолиберальным набором ценностей эпохи постмодерна. Который, если проанализировать его основные постулаты и их связи между собой, содержит в себе потенциал для саморазрушения человеческого общества, деградации человека как такового, его созидательной сущности, его нравственной и духовной основы.

И неслучайно Европа, говоря о защите своих ценностей, ставя их во главу своей политики, имеет в виду либеральные ценности, а не модель общества всеобщего благосостояния, гармонии труда и капитала, модель среднего класса и т.д. Хотя ещё несколько десятилетий назад именно эти модели были олицетворением Европы в глазах всего мира.

В современном Европейском союзе выстроена очень чёткая иерархия. Особенно это стало заметно в рамках кипрского кризиса и многих других событий последних лет. Иначе говоря, в объединении отнюдь не все страны оказываются равными, или точнее, некоторые страны значительно «равнее», чем все остальные. И на фоне этого сбрасывания масок, на фоне узаконивания политики двойных стандартов происходит дальнейшая ускоренная десуверенизация стран, входящих в ЕС. Мы видим, как идёт формирование бюджетного союза, фискального союза, банковского союза и т.д., что каждый раз сопряжено с переносом каких-то иммунитетов, относящихся к области национального суверенитета, на уровень интеграционной группировки. А когда идёт отказ от иммунитетов суверенности, странам особенно важно знать, чему в жертву они приносят свою независимость.

Поэтому, когда мы сегодня говорим о Европейском союзе, мы должны констатировать произошедшие кардинальные изменения в сути и ценностных основах этого образования.

В нынешнем ЕС проводится политика отказа от развития под лозунгами радикального экологизма, превращённого в квазирелигию, и неомальтузианства — ещё с конца 1960-х годов, с первых докладов Римского клуба. Элитные круги активно внедряют свои идеи через существующие институты, через окормляемые ими НГО, через известных политиков: достаточно напомнить британского принца Филиппа, заявившего, что, если переселение душ существует, он хотел бы после смерти быть реинкарнированным в виде смертоносного вируса, чтобы внести свой вклад в решение проблемы перенаселения планеты.

И эти идеи являются сегодня не просто атрибутикой, а квинтэссенцией политического сознания и идеологии управляющих элит современного Евросоюза.

Это то, что стало абсолютно очевидно в Европе за последние десятилетия. С этими же идеологемами и стратегиями сопряжена и политика фактической депопуляции и разрушения традиционной семьи. В эту же систему факторов вписывается и ювенальная юстиция, и создание покровительственных условий для гомосексуалов, и смещение в гендерной политике — с вопросов защиты равенства в праве на труд или на занятие должности в пользу абсолютно деструктивных аспектов матримониальных прав на однополые браки и т.п.

Далее следует отметить провал доктрины мультикультурализма. Кстати, собственное отношение европейцев к этому феномену сформулировано в распространённом в Европе укороченном термине «мульти-культи». Провал произошёл в силу неорганичности этой доктрины, её искусственного (и во многих аспектах противоестественного) характера, её основанности на формально-юридических принципах, а не на естественных культурных традициях.

Произошёл отказ от политики выравнивания, причём как на уровне объединения в целом, так и на уровне отдельных стран. К этому примыкает указанное выше фактическое закрепление неравенства наций и государств внутри ЕС. С этим же связан процесс размывания среднего класса, который в течение долгих десятилетий был визитной карточкой Европейского союза и европейской социально-экономической модели в целом.

Развитие вширь евроинтеграции на сегодняшний день идёт не за счёт наделения новых членов равными правами и возможностями, а фактически за счёт образования внутренних колоний. Никакого действительно серьёзного развития не происходит в странах Восточной Европы или, скажем, в бывших советских Прибалтийских республиках. В этих странах наблюдается отток населения, идёт деградация структуры экономики, тотальная деиндустриализация и т.п. Ни одного позитивного примера на этих этапах расширения Европейского союза не видно. И это неравенство фактически закрепляется в новых институциональных основах ЕС, в изменениях, которые осуществляются в последнее время.

Обращает на себя внимание отсутствие каких-либо ясных стратегий и принципиальных шагов в решении вопросов безработицы среди молодёжи, которая достигла в ряде стран ЕС просто устрашающих масштабов. В странах Южной Европы, например в Испании, Греции, молодёжная безработица уже долгие годы превышает 50%, то есть проблема имеет хронический характер. Современный Евросоюз — совершенно неперспективное место для реализации созидательных и творческих интенций молодёжи. К сожалению, очень многие наивные молодые люди на территории постсоветского пространства считают, что определённое сближение с Европой даёт им какие-то шансы — в действительности всё обстоит прямо наоборот. Пока ещё высокий уровень жизни и остатки социальных гарантий позволяют до поры купировать эту проблему. Евросоюз превратился в место времяпрепровождения тусовщиков, но отнюдь не является местом для реализации творческой или деловой инициативы молодых людей.

По сути, в Европе произошла подмена ценностей. За нарядно украшенной рекламной витриной скрывается неприглядная картина деградации.

 

Евразийская интеграция против европейской: борьба ценностей

На этом фоне формирующийся Евразийский союз должен явить миру альтернативный проект и систему ценностей, которые учитывали бы, с одной стороны, традиции народов, его населяющих, а с другой стороны, позитивный, а равно и негативный опыт других интеграционных проектов и центров силы, как в исторической ретроспективе, так и в современных условиях.

На наш взгляд, эта ценностная система должна включать в себя следующие компоненты и принципы:

— восстановление баланса между индивидуализмом и коллективизмом, между конкурентными и солидарными механизмами в обществе и экономике, между рынком и общинными отношениями;

— восстановление баланса между свободой и справедливостью, а также между свободой и ответственностью; свобода не должна пониматься как вседозволенность, а раскрепощение инициативы, которое не сопряжено с соблюдением социальной справедливости, ведёт к общественному расколу, порождает отчуждение и становится фактором разрушения общества. Отрадно, что понимание важности этого вопроса наметилось у российских властей и элит. Нам представляется, что формулирование ясных перспектив и формирование социальных стандартов становится важным условием и фактором дальнейшего развития процесса евразийской интеграции;

— восстановление баланса между потреблением, потребительской моделью экономики и творчеством, созиданием, самореализацией — без которых дальнейшее развитие невозможно;

— восстановление баланса и гармонии в треугольнике власть-бизнес-народ, в том числе и прежде всего через прямое постулирование целей развития. Достижение согласия в этом треугольнике относительно целей развития является одним из базовых условий единения общества.

Примыкающий к этому вопрос — гармонизация отношений между трудом и капиталом, без чего долгосрочное развитие также представляется проблематичным.

Традиционным и вполне возможным для возрождения является культ созидания в противовес культу успеха любой ценой, культ достижений, трудовой этики, самораскрытия и развития личности через труд и творчество.

Человеконенавистнической доктрине неомальтузианства и воинствующих постмодернистских антиценностей ЛГБТ-сообщества должна быть противопоставлена нормализация демографической политики на основе библейских ценностей любви, сакральности брака, семьи для исполнения завета «Плодитесь и размножайтесь!»

Ещё один важный компонент евразийской цивилизационной матрицы — развитие традиций уже давно существовавшей и существующей на территории нашего совместного проживания истинной мультикультурности в противовес искусственному мультикультурализму.

Прокламирование этих принципов и ценностей, их воплощение в жизнь — серьёзная основа для того, чтобы сделать из Евразийского союза самостоятельный цивилизационный полюс, притягательный для здоровых сил в мире.

Базовые ценности, принципы общественного устройства, цели социума и перспективы развития — это тот фундамент, на котором может строиться широкая союзная коалиция, столь необходимая ныне для организованного противостояния силам разрушительного постмодернистского глобализма. А вопрос о союзниках в нынешних исторических обстоятельствах для России, как было сказано выше, — важнейший.

Чтобы утвердить своё право быть центром евразийской интеграции и лидером антивоенной коалиции, Россия должна стать привлекательной, демонстрируя социальную стабильность и достойное качество жизни населения, высокий научно-технический и интеллектуальный уровень, что невозможно без модернизации и опережающего развития экономики.

Необходимая для этого экономическая политика должна исходить из понимания структурных изменений и перспектив глобального социально-экономического развития, а также выявления национальных конкурентных преимуществ, активизация которых способна обеспечить устойчивый и быстрый рост производства.

Несмотря на чудовищные разрушения научно-производственного потенциала и деградацию промышленности, Россия всё ещё сохраняет достаточный для успешного развития интеллектуальный, природный и экономический потенциалы. Их активизация — вопрос стратегический. Это условие выживания. И победы.


Оцените статью