image
Интервью журналу The National Interest«С подписанием Соглашения об ассоциации с ЕС Украина перестает быть не просто стратегическим, но даже полноценным партнером» Какой Россия выйдет из кризиса? Возможен ли технологический, инновационный рывок?
Киев хочет отдать свой суверенитет бюрократам из Брюсселя
11 октября 2013г.

На 11-м форуме «Диалог цивилизаций», прошедшем на греческом острове Родос и собравшем политиков, экономистов, общественных и религиозных деятелей из 60 стран мира, одной из самых обсуждаемых стала тема создания Единого евразийского экономического пространства. Ей был посвящен Круглый стол, на котором председательствовал академик РАН, советник президента Российской Федерации Сергей Глазьев. В центре дискуссии на Круглом столе вполне предсказуемо оказался вопрос взаимоотношений России с ближайшими странами-соседями, особенно с Украиной, делающей реальные шаги по сближению Евросоюзом. О проблемах российской региональной политики с Сергеем Глазьевым беседуют четыре аккредитованных на форуме журналиста – Владимир Ковалевский (Россия), Ника Квижинадзе (Грузия), Вардан Алоян (Армения), Карен Маркарян (Латвия).

- Сергей Юрьевич, конечно же, наш первый вопрос – о самом наболевшем и самом сложном, то есть об Украине. Такое ощущение, что украинской корабль отчалил от берегов Таможенного союза и уверенно взял курс в сторону Европы…

- Я бы воздержался от однозначных оценок. Решение о подписании соглашения об ассоциации Украины с Европейским союзом хоть и одобрено украинским правительством, но, во-первых, окончательно не принято, во-вторых, оно противоречит украинской конституции. Также не будем сбрасывать со счетов, что есть попытка политических сил провести референдум по этому вопросу. Около 40 процентов граждан Украины не хотят терять перспективу сближения с Россией, постепенно люди начинают понимать, что соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом Украине ничего позитивного не дает, и кроме того, что Украина теряет свой суверенитет, она теряет возможность участвовать в нашем евразийском экономическом объединении.

Соглашение было опубликовано в полном виде только в конце августа – украинское правительство скрывало текст документа и от украинской общественности, и от нас. Мы его получили из Брюсселя и сами переводили с английского на русский и потом давали текст украинским министрам, чтобы они почитали, что они собираются подписывать. Я скажу, что не знаю ни одного здравомыслящего человека с украинской стороны, который бы, объективно посмотрев текст, не ужаснулся бы. Этот текст предполагает, что Украина добровольно, без каких либо условий, отдает свой суверенитет в области регулирования торгово-экономических вопросов Европе. То есть функции, которые мы, Россия, Белоруссия и Казахстан, передали евразийскому экономическому союзу и Таможенному союзу, а именно - функции регулирования торговли, технических стандартов, пересечения границ, санитарно-ветеринарного контроля, субсидий, госзакупок – все это Украина поручает Брюсселю.

В качестве пряника Украине сулят свободную торговлю с Евросоюзом, но украинские товары, кроме металлов и химии, на европейском рынке мало востребованы. По продовольственным товарам сохраняются квоты, ограничения на их ввоз на европейскую территорию. Украинские предприятия должны будут соблюдать европейские технические регламенты, а они к этому не приспособлены. По оценке украинских специалистов потребуется около ста миллиардов евро, чтобы синхронизировать украинскую промышленность с европейскими стандартами. Поэтому значительная часть украинского производства свернется, закроется. И российский рынок тут ничем не поможет, потому что руководство евразийской экономической комиссии предупредило Украину - по мере того, как она будут обнулять импортный тариф с Европой, Таможенный союз будет вводить импортный тариф на ввоз украинских товаров с украинской территории по этой товарной номенклатуре.

Все расчеты говорят о том, что Украина может оказаться в состоянии дефолта, то есть не сможет оплачивать свои внешние долги. За выход из экономической катастрофы надо будет заплатить примерно 35 миллиардов евро, это цена программы стабилизации. Скажите, Европа даст Украине такие деньги? Конечно, нет.

- Украинские политики говорят: а что это Россия рассказывает нам о наших трудностях? Почему мы к этим трудностям относимся оптимистично, а Россия считает, что мы пропадем? Да не пропадем мы - просто сначала наступит маленький коллапс, он оздоровит нашу экономику, зато потом все будет хорошо. Как вы прокомментируете такую точку зрения?

- С украинскими политиками мы дискутировали много раз. Во-первых, они не хотят видеть цифры, не вникают в расчеты. Во-вторых, не читали проекта соглашения с Евросоюзом. В третьих они бесконечно далеки от реальной экономической жизни Украины. То есть они говорят то, что от них хотят слышать их хозяева. Хозяевами являются грантодатели. За последние двадцать лет на Украине сформировалась целая армия грантоедов. Тысячи людей получают гранты от Европейского союза и от США. Они должны отрабатывать их, иметь соответствующую точку зрения, писать статьи, выступать в блогах, в телепередачах. Стандартный грант 30-50 тысяч долларов в год, человек, получающий этот грант, обязан каждый месяц писать отчет о том, сколько раз он выступил в прессе, на телевидение. Таким людям абсолютно без разницы, каково реальное положение дел. Это наемный агитационный персонал, который работает по заказу.

- Быть может, те же проблемы были бы и у Армении, если бы она решила вступить в ассоциацию с Евросоюзом?

- В армянском тексте проекта соглашения об ассоциации Армении и Евросоюза содержались удивительные перлы. Например, говорилось, что Армения обязуется выполнять директивы Евросоюза в области морской рыбной ловли, приграничной торговли с европейским союзом, хотя выхода к морю у Армении нет, границы с ЕС тоже нет, и так далее. То есть люди, которые с армянской стороны отвечали за переговоры, даже не прочитали текст. Если бы Армения документ подписала, она лишилась бы своего суверенитета в тех же областях, что и Украина, и фактически лишилась бы возможности участвовать в Евразийском интеграционном процессе, вынуждена была бы выйти из наших структур льготного экономического взаимодействия.

- Вы сказали, что подписание Украиной ассоциированного членства не соответствует ее конституции. Это утверждают сами украинцы, или российские эксперты?

- Это говорят украинские юристы. Еще десять лет назад было решение конституционного суда Украины, касающееся одного из сюжетов нынешнего соглашения. В соглашении говорится, что Украина обязана присоединиться к римскому статусу уголовного суда, а по конституции Украины сделать это невозможно. Поэтому надо сначала менять конституцию Украины, а потом уже подписывать соглашение с ЕС, так как по меньшей мере по одной позиции уже есть четкое несогласие конституционного суда.

- В последнее время мы видим относительное потепление отношений между Россией и Грузией. Какие здесь болевые точки? Есть ли у России план преодоления спорных вопросов?

- Грузия также всегда была ориентирована на российский рынок. И металлургическая, и марганцевая промышленность, продовольственный комплекс и транспортное сообщение – все это связано с Россией. А сотни лет взаимной дружбы и помощи? Чтобы обеспечить безопасность Грузии, Россия была вынуждена втянуться в столетнюю кавказскую войну. Тем не менее, из-за безумной политики Саакашвили Грузия неожиданно и для себя, и нас оказалась враждебным государством. Следствием чего стал выход из состава Грузии двух территорий - Южной Осетии и Абхазии. Мы сторонники того, чтобы мирные конфликты были урегулированы мирным путем. Чтобы снять барьеры между Грузией и Южной Осетией, Грузией и Абхазией, надо вступать в таможенный союз. Если Грузия сделает это, у нас снимется таможенный контроль на границе. А ведь сейчас дело доходит до того, что на российско-абхазской границе стоит иностранная (швейцарская, по-моему) кампания и выполняет функцию грузинской таможни, контролируя перемещение груза. Все это нам не нужно. Мы должны сесть за стол переговоров, чтобы обсудить вопросы возвращения Грузии в евразийский интеграционный процесс.

- Мы начали разговор с Украины. Но ведь у нас перед глазами пример Латвии. Латвия почти 10 лет назад вступила в Евросоюз, с 1 января переходит в еврозону. Но Латвия так и не решила всех своих проблем, на что почему-то не обращают внимания ее украинские соседи. Более того, Латвия имеет многомиллиардные долги, которые придется выплачивать внукам и правнукам, а зазывалы в ЕС и в еврозону действуют по тем же грантовым схемам. При этом не любят говорить о том, что 250 тысяч человек – самого активного населения Латвии – за эти годы уехало из страны. Латвия из-за вступления в ЕС потеряла многие виды своей промышленности – сахарную, рыболовецкую, машиностроение. И вынуждена искать пути продвижения своих товаров на рынок России, потому что в Европе ее продукция не нужна.

- Действительно, по государствам Прибалтики мы можем судить, что же им дала полномасштабная евроинтеграция. А она показывает, что Евросоюзу ничего, кроме дешевых рабочих рук, не нужно. Прибалтийские и украинские гастарбайтеры с удовольствием будут востребованы на рынке неквалифицированного труда, в конвейерном производстве ЕС, в сфере тяжелого ручного труда в сельском хозяйстве, в сфере домашнего обслуживания, гостиничного сервиса… То есть, все те рабочие места, которые Европа была вынуждена отдавать арабам и туркам, они будут замещаться, и уже частично замещены, прибалтийскими и украинскими рабочими.

В то же время мы видим, чем заняты украинские граждане на пространстве таможенного союза. Среди российского олигархата, наверное, процентов сорок выходцев с Украины. Они контролируют огромную часть российского бизнеса. Кроме того, выходцы с Украины работают инженерами, учеными, различными высокообразованными специалистами. Вы практически не встретите украинцев в гостиничном сервисе или среди чернорабочих, у нас это жители Средней Азии.

Украину, стремящуюся к евроинтеграции, ждет аналогичный путь. С той разницей, что прибалтов сразу приняли в полноправные члены ЕС, и они получили доступ к европейским финансовым программам. Прибалтийское сельское хозяйство находится в упадке, но фермеры получают субсидии за то, что не работают. Украинским фермерам это не грозит. Потому что в соглашении об ассоциации четко написано, что участия Украины в европейских программах не предусматривается. Оно станет возможным только в том случае, если Украина будет четко и с энтузиазмом выполнять непростые обязательства, которые на себя собирается взять. Если Украина нарушит какой-либо пункт соглашения об ассоциации, немедленно последуют санкции со стороны Евросоюза.

- А какие перспективы у Латвии в торговле с Россией?

- Давайте посмотрим, что развивалось в Латвии в последние годы. Во-первых, конечно же, Рижский порт. Было время, что Россия оказалась почти без портов, и значительное количество грузов переваливалось через Ригу, и вокруг Риги и других портовых городов возникали значительные рычаги экономического роста. Во-вторых, латвийские банки специализировались на обслуживании оффшорных транзакций из России, т.е. бегстве капиталов из России и отмывании денег.

Вот эти транзитные виды деятельности исчезают. Россия построила свои порты и создала вокруг новую инфраструктуру. Идет серьезная борьба с отмыванием денег и с оффшоризацией, этот вид деятельности сворачивается с двух сторон – от Латвии Евросоюз требует сворачивания, и в России недовольны подобной деятельностью латвийских банков.

Еще 30 лет назад у нас ходил скоростной поезд Москва-Ленинград Р-200. Его делали в Риге. Уже тогда Рига могла поставить поезд, который сейчас называется «Сапсаном». То есть мы могли на базе рижских поездов обустроить скоростное железнодорожное сообщение, что сейчас невозможно, потому что и завода этого уже в Латвии нет, да и ниша занята «Сименсом», европейскими корпорациями…

Другое дело – латвийское продовольствие, которое востребовано на российском рынке. Но надо понимать, что европейские нормы санитарного и ветеринарного контроля отличаются от российских. Мы много раз сталкивались с тем, что российская ветеринарная служба, допустим, запрещает ввоз какого-нибудь мяса, но это мясо перерабатывается на латвийских заводах в готовое изделие, в колбасу, например. И эта колбаса из негодного, с точки зрения России, мяса поступает на рынок. Это все тоже будет прекращаться.

А выстроить открытые и прозрачные отношения с Россией очень сложно – здесь Латвии приходится на равных конкурировать с более мощными и развитыми европейскими государствами, где субсидии больше, и масштаб бизнеса другой. Латвия становится одним из партнеров, у которого нет своего суверенитета и все вопросы какого-либо льготного режима без согласия Брюсселя решить невозможно.

- Возвращаясь к Украине. Во время телетрансляции из Ливадийского дворца, где недавно, в сентябре, проходила форум «Ялтинская европейская стратегия», обратил на себя внимание забавный момент. Президент Литвы Даля Грибаускайте задает Януковичу вопросы на хорошем русском языке, он порывается ответить ей тоже на русском, но тут же спохватывается, словно обжигается, и переходит на украинский…

- Я бы ялтинский саммит вообще вывел за пределы какого-то серьезного обсуждения. Этот форум был изначально задуман как площадка для десанта евроинтеграторов. И каждый раз в Ялту приглашаются отставные американские и европейские политдеятели, которые приезжают и подбадривают украинских евроинтеграторов. Здесь сразу было принято правило: говорить только по-украински или по-английски. И это в Ливадийском дворце, можете себе представить?! Во дворце, где русским духом пропитано все! Так было, пока Виктор Степанович Черномырдин, которого туда пригласили, не сказал: я вас научу говорить по-русски! Как видим, не всех научил, к сожалению.

- И какие выводы мы можем сделать, завершая украинскую тему?

- К сожалению, на Украине возникло противоестественное размежевание: переговоры с ЕС ведут, исходя из своих интересов и критериев, одни, а расхлебывать будет потом основная масса населения. Погибнет значительная часть промышленности, но хозяйственников никто ни о чем не спрашивает.

Такая деталь: как только о проекте соглашения с ЕС начали узнавать украинские хозяйственники, специалисты, инженеры, у них волосы дыбом становились. Они уже посчитали: для того, чтобы внедрить европейские стандарты экономического регулирования и контроля экологии требуются 100 миллиардов евро! И где эти деньги возьмет Украина? Кто их ей даст?!

Мы можем сделать вывод только один. Нынешняя украинская власть обрекает себя на тот же результат, что уготовил когда-то своему народу гетман Мазепа. История повторяется, но, к сожалению, не как фарс, а как новая трагедия. И мы делаем все возможное, чтобы этой трагедии избежать.

Источник: КП


Назад в раздел
 
Старая версия сайта, архив материалов
Неофициальный форум сторонников Сергея Глазьева
Кольцо Патриотических Ресурсов
Контакты:
e-mail:
© Официальный сайт Сергея Глазьева
Перепечатка материалов разрешается со ссылкой на www.glazev.ru