image
Какой Россия выйдет из кризиса? Возможен ли технологический, инновационный рывок?Сергей Глазьев: федерализация — уже не идея, а очевидная необходимостьСергей Глазьев удостоен Национальной премии "Человек года-2013"
Последний год независимости?
03 сентября 2013г.

24 августа 1991 г. Верховный Совет Украинской ССР провозгласил независимость Украины и создание самостоятельного Украинского государства. Акт провозглашения независимости Украины объявил территорию страны неделимой и неприкосновенной. В тот же день Верховный Совет УССР принял постановление о проведении 1 декабря 1991 г. республиканского референдума в подтверждение Акта провозглашения независимости. Почти 32 млн. человек приняли участие во всеукраинском референдуме 1 декабря 1991 г. и более 90 процентов из них проголосовали за независимость и за то что «отныне на территории Украины имеют силу исключительно Конституция и законы Украины».

Свой двадцать второй День независимости Украина будет отмечать в разгар дебатов по поводу принятия судьбоносного для страны решения - о заключении Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским союзом, которое определит вектор дальнейшего развития и затронет интересы всех и каждого. С момента провозглашения независимости Украины в 1991 г. под разговоры о том, что у страны есть все необходимое, чтобы выйти на лидирующие позиции в мире (выгодное географическое положение, плодородые черноземы, мощная промышленная база, огромный научный потенциал, образованный и трудолюбивый народ) уже выросло новое поколение. Но до лидирующих позиций Украине, экономика которой сегодня находится в преддефолтном состоянии, также далеко, как и 22 года назад. В этих условиях запланированное на ноябрь подписание Соглашения об ассоциации с ЕС украинский истэблишмент пытается представить как большое национальное достижение и отправную точку к очередному, уже очень близкому процветанию свободной и независимой Украины.

У Украины пока еще есть выбор – подписать на саммите стран «Восточного партнерства» в Вильнюсе Соглашение об ассоциации с ЕС или присоединиться к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству. Однако целый ряд шагов политического руководства Украины свидетельствует о том, что, несмотря на подписание Меморандума об углублении сотрудничества с Евразийской экономической комиссией, украинская элита уже сделала выбор в пользу Запада. Об этом говорит и помилование по требованию представителей Европарламента и Европейской комиссии одного из политических оппонентов Януковича Юрия Луценко, и принятие украинским парламентом в мае ряда законопроектов по реформе судопроизводства, правоохранительной системы и борьбе с коррупцией, чего также требовали европейские чиновники.  На этом фоне подписание Меморандума с ЕЭК выглядит скорее как попытка обеспечить более выгодные для Украины условия ассоциации с ЕС. Официальный Брюссель не устает напоминать Украине, что она не может иметь зоны свободной торговли с ЕС и быть при этом членом Таможенного союза.

В отличие от возможных последствий для экономики Украины от присоединения к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству, которые подробнейшим образом просчитаны ведущими украинскими и российскими экономистами и сулят суммарную выгоду от получаемых при вступлении в Таможенный союз преференций (снятие пошлин, снижение платы за газ) в размере от 6 до 16 млрд. долл. в год, декларируемый возможный результат от ассоциации с ЕС сопровождается множеством оговорок.

Так, исследование Оксфордского университета «Влияние ЗСТ между Украиной и ЕС» обещает рост украинского ВВП вследствие заключения договора о свободной торговле на 4,3% в течение 10 лет при условии (!) предоставления Украине со стороны ЕС технической и финансовой помощи. При этом в том же исследовании указывается, что позитивный эффект от вступления в Таможенный союз будет составлять 6,3% роста ВВП Украины за те же 10 лет.

Международный центр перспективных исследований в фундаментальном труде докризисного 2007 г. «Оценка последствий договора о свободной торговле между Украиной и ЕС» приводит следующие риски для экономики Украины: снижение поступлений в бюджет, выплат в пенсионный фонд, сокращение социальных расходов, рост безработицы, удорожание ресурсов, увеличение отрицательного сальдо торгового баланса, вытеснение с рынка украинской продукции и … делает парадоксальный вывод о выгодности для Украины создания с ЕС углубленной ЗСТ.

Некоторое представление о последствиях Соглашения об ассоциации с ЕС и о том, как на деле реализуются декларации, можно получить по результатам присоединения Украины к ВТО. По оценкам Правительства Украины, членство Украины в ВТО должно было стимулировать дополнительный прирост ВВП в объеме 1,5–2 млрд. долл. США, а при благоприятных условиях – до 4 млрд. долл. США. А в реальности только за первые пять лет импорт овощей вырос в три раза, в сельском хозяйстве потеряно 500 тыс. рабочих мест, в одной только в сахарной отрасли закрыто 10 заводов…

Большой объем информации к размышлению дают и исследования последствий присоединения к ЕС в молодых членах Евросоюза – Венгрии, Латвии и др.

Но Украина выбирает сегодня не только экономических партнеров, она совершает цивилизационный выбор. И этот выбор осложняется происходящей сменой цивилизаций. В свое время многие либералы утверждали, что крах Советского Союза связан с проигрышем в холодной войне. Но после любого самого тяжелого поражения государства теряли территории, платили контрибуции, но характер жизни народа не менялся. Сейчас же у нас на глазах уничтожается весь прошлый уклад, характер и образ жизни наших народов.

Представление о человеке до сих пор проникнуто верой в устойчивость его ценностной матрицы. Однако последние десятилетия показали, что человек гораздо более пластичен, чем предполагала антропология модерна. Мы часто слышим рассуждения о «национальном характере», «русском (украинском) менталитете», «соборности» и.т.п., а на деле пришли Горбачев с Ельциным – и быстро сломали и русский характер, и советский менталитет. Оказалось, что в процессе быстрых социальных изменений возникает синергическая система социальных форм и психического состояния людей, кооперативные эффекты в которой настолько сильны, что происходит быстрое «переформатирование» ценностей, рациональности и образа действий больших масс людей, которые приходят в такое состояние разума и совести, что все общественные институты перестают выполнять свои привычные функции. В результате возникает особая система порочных кругов и лавинообразных процессов разрушения и деградации, что мы и  наблюдаем в наших странах вот уже более 20 лет.

Жизнеспособность страны, как и боеспособность армии, определяется прежде всего духовным состоянием личного состава. Конечно, важна и материально-техническая часть, но если отказывают разум и совесть, не помогут ни черноземы, ни танки, ни нефтедоллары. Все будет разворовано и пущено с молотка. Чтобы нащупать пути лечения общества, без которых никакие планы и стратегии не дадут результата, необходимо понять те странные превращения, которое произошли с человеком, с его мышлением, совестью, культурой. Ожесточенные войны разворачиваются в 21 веке именно за человеческое сознание.

Последние двадцать лет мы являемся свидетелями того, как идеологи общества потребления и в Украине, и в России с помощью и западных, и государственных СМИ сумели добиться культурной гегемонии над большинством городского населения и эффективно использовали массовую культуру как привлекательную упаковку для внедрения мелких ценностей обывателя. Что мы видим в образах, которые внедряли людям как стандарт? Прежде всего, удивительное равнодушие к жизни ближних и к судьбе страны. Это не просто эгоизм, а сильная философия, которая переделывает человека, что особенно проявляется в кризисные моменты.

В свое время Максим Горький писал о сытых обывателях: "А вы на земле проживете, как черви слепые живут — ни сказок о вас не расскажут, ни песен о вас не споют". Сказок не расскажут, песен не споют, но раз за разом они берут верх на более или менее длительный срок — и обессиливают борцов, созидателей и тружеников. Рим был разрушен не вандалами. Он был уже убит, когда ветераны его армии, возвращаясь домой, оказывались бессильными перед союзом преступного "дна" и коррумпированных чиновников. И эта модельная ситуация повторяется тысячи лет при разных общественных формациях.

Надо признать, что глобальные "черви слепые" выработали эффективные способы усмирять "борцов, созидателей и тружеников" и подавлять любые творческие импульсы. Арсенал этих способов непрерывно обновляется и совершенствуется. На это бросаются огромные деньги, нанимаются обученные профессиональные кадры. СМИ культивируют самовозрастание и ненасытность желаний, чувство постоянной неудовлетворенности, пропагандируют достоинства роскошной жизни, учат правильно хотеть и правильно платить.

Каких перемен можно ожидать в духовном состоянии украинского общества от сотрудничества с ЕС? Запад (а Евросоюз фактически оказался вовлеченным в проект «Большой Запад» в роли сателлита США) пик своего развития уже прошел и переживает два казалось бы взаимоисключающих разрыва. Первый – это радикальный разрыв с христианской этикой, второй – одновременный разрыв с Просвещением с его идеалами и нормами рациональности.

Нынешний цивилизационный кризис Запада был предсказан еще в середине прошлого века. Достаточно вспомнить «Закат Европы» Шпенглера, «Восстание масс» Ортеги-и-Гассета, «Кризис нашего времени» Питирима Сорокина. Американский социолог Питирим Сорокин в 40-х годах прошлого века писал о назревании кризиса экзистенциального, вызванного «износом», деградацией мировоззренческого фундамента индустриальной цивилизации. По его мнению, привычные формы экономических, финансовых и политических кризисов, с необходимостью присущих капиталистической формации, лишь маскируют распад культурных оснований общества. Он писал: «Все важнейшие аспекты жизни, уклада и культуры западного общества переживают серьезный кризис… Больны плоть и дух западного общества, и едва ли на его теле найдется хотя бы одно здоровое место или нормально функционирующая нервная ткань.… Мы живем, мыслим, действуем в конце сияющего чувственного дня, длившегося шесть веков. Лучи заходящего солнца все еще освещают величие уходящей эпохи. Но свет медленно угасает, и в сгущающейся тьме нам все труднее различать это величие и искать надежные ориентиры в наступающих сумерках. Ночь этой переходной эпохи начинает опускаться на нас, с ее кошмарами, пугающими тенями, душераздирающими ужасами».

Проявлениями распада культурных оснований западного общества являются и легализация однополых браков и возможность усыновления детей однополыми «семьями», многочисленные гей-парады, кризис традиционной семьи, ювенальная юстиция, кризис образования.

В сфере экономики на наших глазах происходит разрушение европейского проекта социального партнерства, который, в отличие от американской экономической модели жесткого капитализма, был чрезвычайно привлекательным. Мы наблюдаем разрыв с этикой социального государства и прежней этикой буржуазии как части нации. Еще в 80-е годы в Западной Европе при нарастании безработицы предприниматели и профсоюзы договаривались сокращать рабочий день и увеличивать численность персонала. Рабочие шли на некоторое сокращение зарплаты (в обмен на увеличение досуга), хозяева – на некоторое увеличение издержек. Они «делились» работой с теми, которых иначе выбросили бы на улицу.

Теперь картина резко изменилась. Ужесточилось трудовое законодательство, резко упростился порядок увольнения работников, увеличилась доля краткосрочных контрактов, расширилось использование рабочей силы мигрантов. Идет деклассирование рабочего класса, культура солидарности осталась в прошлом.

Зачем испытывающему тяжелые времена Евросоюзу Украина в принципе понятно. Это новый рынок сбыта (в том числе для залежавшейся продукции), природные ресурсы, дешевая рабочая сила и возможность ослабить потенциального конкурента в лице Евразийского союза. На вопрос, зачем Украине Евросоюз в его нынешнем виде ответить значительно труднее. Политическому руководству страны скорее всего известна точка зрения американского экономиста Майкла Хадсона, который недавно сказал, что Евросоюз обходится с восточноевропейскими странами, как с оккупированной территорией, как с покоренными врагами. Известный латышский публицист, участник диссидентской группы советских времен Янис Кучинскис, подводя итоги членству Латвии в ЕС сказал, что «Европа отнеслась к Латвии, как к завоеванной территории, — так же, как во времена Крестовых походов». Но украинский истэблишмент сделал свой выбор в пользу Запада и уже прикидывает, где и как будет размещать свои неправедно нажитые капиталы. Мысль о том, что капиталы «покоренных врагов», замешанные на коррупционных схемах, никто в Евросоюзе легализовывать и размещать не собирается, почему-то не приходит евроинтеграторам в голову.

Технология подчинения стран и народов интересам мировой финансовой олигархии хорошо отработана и широко известна – сначала коррумпирование национальной элиты, начинающей вывозить свои капиталы за рубеж, кредитная игла с последующей долговой ловушкой, полная утрата национального суверенитета, после чего предавшие национальные интересы чиновники с их темными делишками становятся на Западе как минимум «нерукопожатыми», а чаще занимают место на скамье подсудимых. Именно такая судьба может ожидать Украину, если В.Януковичу не удастся запустить процесс национализации элиты.

Согласно Соглашению об ассоциации, которая Украина планирует подписать осенью, она должна будет беспрекословно исполнять все прописанные в нем требования, а Евросоюз будет контролировать её шаги и выносить решения: в полной мере исполнены данные требования или нет. Причём, оспорить выводы «европейских братьев» украинская сторона не будет иметь права. Украинская сторона также подписывается под тем, что подзаконные акты технического органа, никем в Европе не избираемого и не несущего никакой политической ответственности за принимаемые решения, после подписания Соглашения становятся вопреки (!) Акту провозглашения независимости выше украинских законов. Причем данное положение касается не только действующих, но и будущих документов. В соглашении много и других подобных пассажей де факто нарушающих суверенитет Украины.

И, если будущие члены ЕС из Восточной Европы исполняли то же самое, имея твёрдые гарантии принятия в Евросоюз, то о приёме в это межгосударственное объединение Украины речь не идёт. Графики сближения Соглашения рассчитаны на десять лет, и раньше этого срока вопрос о получении статуса хотя бы ассоциированного членства Украины в ЕС даже ставиться не будет. И все эти десять лет Украине предлагается в надежде на «морковку» ЕС жить по чужому законодательству. При этом, если при провозглашении независимости в 1991 г. Верховный Совет Украины принял постановление о проведении национального референдума по этому жизненно важному вопросу, то нынешняя прозападная элита может провернуть утрату национального суверенитета, как говорится, по-тихому и уже без всякого референдума. А двадцать второй год независимости может оказаться последним, когда на территории Украины имели силу исключительно Конституция и законы Украины. Равнодушным же обывателям предательство национальной элиты, утраченный суверенитет, остановленные заводы и опустевшие поля будут щедро оплачены дешевым залежалым ширпотребом…

Опубликовано в еженедельнике «2000» 30 августа 2013 г.


Назад в раздел
 
Старая версия сайта, архив материалов
Неофициальный форум сторонников Сергея Глазьева
Кольцо Патриотических Ресурсов
Контакты:
e-mail:
© Официальный сайт Сергея Глазьева
Перепечатка материалов разрешается со ссылкой на www.glazev.ru