Конец офшорного рая  7

Интервью

12.08.2020 17:15

Олег Фаличев

6049  9.9 (31)  

Конец офшорного рая

Фото: pitsirikos.net

Интервью Сергея Глазьева «Военно-промышленному курьеру»

Северин Наливайко: — Сергей Юрьевич, как вы оцениваете решение руководства России о разрыве соглашения с кипрским «налоговым раем», почему оно принято именно сейчас?

Сергей Юрьевич: — Это давно назревшее и совершенно оправданное решение, которое, надеюсь, устранит остававшиеся лазейки для ухода от налогов наших офшорных бизнесменов. Именно Кипр был для многих из них ведущим центром, этаким раем, где они скрывали свои доходы. Кроме того, остров использовался как промежуточное звено для увода денег от налогов, их транзита и перевода в еще более укромные места.

Работая министром внешнеэкономических связей РФ, на других постах, я изначально был против заключения подобного соглашения с Кипром. Но его все-таки пролоббировали определенные лица, которые очень хотели создать лазейки в российском законодательстве. Поэтому повторю: денонсация сего договора вполне оправданна, является давно назревшим шагом, который следовало бы осуществить еще 20 лет назад.

— Получается, это сделано прежде всего в национальных интересах Российской Федерации, ее экономического развития, социального благополучия. И тут, судя по всему, президенту пришлось выбирать: с кем он — с народом или с группой олигархов?

— Очень много российских корпораций, занятых экспортом энергоресурсов, сырья, не задумываются о повышении прибавочной стоимости в конечном продукте. Среди них монополисты, которые теперь лишатся части своей прибыли. (То есть о глубокой переработке сырья в РФ. – Прим. ред.) Но народ плакать по сему поводу, думаю, не будет. Именно олигархи скрывают свои доходы через различные кипрские «дочки».

У нас немало и крупных компаний (аффилированных с государством), которые формально учреждены через подставные структуры и находятся в кипрской юрисдикции. Насколько понимаю, среди них и корпорации металлургического сектора, где особенно большие прибыли. Почти все они принадлежат не российским резидентам, а подставным лицам с зарубежным гражданством. Хотя чисто внешне это порою неприметные «конторы», которые, однако, ворочают триллионами рублей. Не миллиардами, повторю, триллионами.

То же касается и коммерческих структур, связанных с госкорпорациями и Госбанком (Центральным банком). Именно в этом синдикате рождаются легализованные способы увода от налогов огромных доходов, получаемых не только в частном, но и в государственном секторе.

— Если все делается с ведома и разрешения ЦБ, то почему бы волевым решением не запретить вообще подобный вывод средств за рубеж? Что мешает?

— Мешает политика Центрального банка, который исполняет волю и распоряжения Международного валютного фонда (МВФ). Руководство ЦБ по-прежнему считает, что указания вашингтонских финансовых организаций — непререкаемая истина в последней инстанции. А чтобы выглядеть хорошо перед МВФ, наши финансовые начальники всячески препятствуют реализации здравых мер.

Способствует этому и наше ультралиберальное законодательство: практически все желающие сегодня могут спокойно выводить деньги за границу. Вследствие чего Россия ежегодно теряет около 100 миллиардов долларов вывезенного капитала.

— Есть данные, что за последние годы из РФ через переводимые на Кипр дивиденды утекло 3,3 триллиона рублей. Можно ли их вернуть в экономику?

— После 2014 года Центральный банк настолько запустил отчетность, что разобраться в ней крайне сложно. Точнее, просто невозможно выявить движение денег в офшорные зоны. Но по состоянию на тот период в страну возвращалась только половина денег, которые зависли в «налоговых убежищах».


Крупные корпорации, прибыльные компании с госучастием через своих подставных хозяев и сегодня переводят дивиденды за рубеж. Получается, компании, которые мы считаем российскими, на самом деле принадлежат, повторю, не РФ. И таких (зарегистрированных в различных офшорах) наберется примерно половина — прежде всего предприятия промышленности. Многие из них оказались в англосаксонской юрисдикции.

Помимо получения дополнительных дивидендов, эта схема используется также для транзита экспортной выручки, уклонения от налогов, искусственного занижения цен, которые указываются в налоговой декларации. Например, нефть продается на Кипр (где она не нужна) по 20 долларов за бочку, а оттуда, скажем, в Германию, уже за 50 долларов. Таким образом, 30 долларов с каждой бочки остается в карманах наших новоявленных Корейко и Остапов Бендеров.

— В таком случае, может, подумать о введении дополнительных мер, которые будут способствовать росту реального сектора российской экономики. Например, о введении покровительственных пошлин для предприятий и т.п.?

— Если говорить о валютно-финансовом регулировании, то надо ввести валютные ограничения на вывоз капитала. У нас в свое время уже принимали целый ряд мер в этом направлении — после перехода страны к рыночной экономике. Но потом их отменили.

Скажем, действовал режим регулирования валютных операций и свободного хождения денег: выплата зарплат, перечисление дивидендов и т.п. Появился разрешительный порядок на капитальные операции, которые были совершенно прозрачными. Надо к этим мерам возвращаться, вводить лицензирование на проведение операций с валютой.

Кроме этого, следует ввести подать на вывоз капитала и серьезный налог на валютные спекуляции. Так называемый «налог Тобина», предложенный нобелевским лауреатом Джеймсом Тобином еще в 1978 году.

Все это, как и ряд других мер, помогло бы стабилизировать рынок, дать существенный доход государству. В том числе от таких вредных видов деятельности, как манипулирование финансовым рынком и курсом рубля.

— Кто же может и должен повлиять на политику нашего Центробанка, которая, как видим, далеко не всегда отвечает национальным интересам страны?

— Президент Российской Федерации определяет кандидатуры на руководящие посты руководителя ЦБ, директоров крупных финансовых организаций, выносит на утверждение Государственной думы. На этих этапах и должны приниматься ответственные решения.

В заключение могу сказать, что совокупный ущерб от деятельности сегодняшнего руководства Центрального банка для страны приближается к 30 триллионам рублей.

— Первое лицо государства знает об этом?

— Этот вопрос, полагаю, надо задавать уже не мне…


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью