Загрузка...

О будущем Киргизии: Таможенный союз удвоит доходы госбюджета республики

Интервью

09.12.2013 09:30

Вечерний Бишкек

330

О будущем Киргизии: Таможенный союз удвоит доходы госбюджета республики

– На заседании Совета Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) была одобрена дорожная карта присоединения Кыргызстана к Таможенному союзу. Каковы перспективы?

– Окончательное решение примут главы государств – членов ТС. Это может произойти на очередном заседании Высшего евразийского экономического совета в декабре 2013 года в Москве.

– Процесс подготовки Кыргызстана начался еще в 2011 году. А недавно об аналогичном намерении заявила Армения. И, по мнению экспертов, имеет все возможности присоединиться к Таможенному союзу раньше Кыргызстана. Почему затянулся этот процесс?

– Прежде всего произошла реорганизация наднационального органа – комиссия Таможенного союза, в рамках которой действовала и рабочая группа по присоединению Кыргызстана к ТС. Ответственным секретарем комиссии, а заодно и руководителем данной группы был я. Затем была создана Евразийская экономическая комиссия, которая на новом уровне продолжила интеграционную деятельность. И сегодня задачи присоединения Кыргызстана к ТС, в компетенции уже другой рабочей группы, возглавляемая членом коллегии ЕЭК – министром Татьяной Дмитриевной Валовой. Все эти преобразования приостановили процесс с Кыргызстаном, пришлось во многом всю работу организовывать заново.

– Но сейчас все вошло в нужное русло?

– Да. Однако за минувший период и в самой Кыргызской Республике произошли изменения в платежном и торговом балансе. И сама дорожная карта теперь расширена в связи с образованием следующего интеграционного объединения – Единого экономического пространства (ЕЭП) и планами по формированию Евразийского экономического союза. Сюда вплетаются не только торговые, но еще и финансовые, миграционные вопросы. Все это усложнило процесс присоединения.

– Насколько известно, вокруг Таможенного союза уже образовалась большая зона свободной торговли, охватывающая почти все постсоветское пространство.

– Да. Наряду со странами СНГ такая зона установлена с Сербией и Черногорией. Сейчас ведутся переговоры с Вьетнамом, консультации с Новой Зеландией, с рядом других государств. По мере того как наш интеграционный процесс набирает силу, интерес к нему растет. Причем со стороны многих государств, находящихся даже за двумя океанами.

– Появилась информация, что и Турция проявляет интерес к данному проекту.

– Таможенный союз – это жесткая конструкция, которая исключает участие в других подобных объединениях. Поэтому если у Сербии и Черногории еще есть выбор, то у Турции он гораздо более сложен.

– Но Кыргызстан уже является членом ВТО. Это, на ваш взгляд, сильно затрудняет его интеграцию в Таможенный союз?

– Тут – иная ситуация. И на данном этапе это не является преградой.

– В экспертном сообществе высказываются мнения, что Евразийский экономический союз – проект элит. А как реагирует на него общественность в странах – реальных и потенциальных участницах?

– Общественность в большинстве своем убеждена, что эта интеграция прежде всего в интересах самого населения. Социологические исследования, которые проводит Евразийский банк развития (ЕАБР), показывают, что идеи создания ТС и ЕЭП поддерживают более двух третей населения. Так что это отнюдь не проект элит.

– И что он уже дал государствам-участникам?

– Результаты особенно ощущают те жители стран Таможенного союза, которые часто пересекают границу, поскольку им не нужно проходить таможенный досмотр. Результат видят, естественно, и бизнесмены. Особенно все это важно для приграничной торговли. После снятия таможенной границы с Казахстаном между ним и Россией произошел ее взрывной рост. А в целом объем взаимной торговли за первые два года на единой таможенной территории увеличился вдвое. Ожидаем, что следующим эффектом станет рост взаимных инвестиций. Много проектов по расширению кооперационных связей и с Беларусью.

– Еще одно бытующее мнение: евразийский интеграционный проект одобряется средним и старшим поколением, а молодежью не очень.

– Молодежь тоже в большинстве своем поддерживает интеграционные процессы. Но чтобы молодые люди лучше чувствовали свою вовлеченность в эти процессы, нам необходимо интегрировать не только экономику, но и систему образования. Нужно обеспечить автоматическое взаимное признание дипломов, унификацию стандартов обучения. В принципе это и предполагается делать в рамках создания общего рынка труда. И чем быстрей мы устраним барьеры в системе образования, тем больше юношей и девушек смогут почувствовать позитивные результаты интеграции, смогут выбирать вуз, в котором они хотят учиться в любом из государств – членов ЕЭП и ЕЭС. Дипломы будут признаваться на всей территории Таможенного союза, без унизительной процедуры нострификации. Мы над этим сейчас работаем.

– Сегодня в Кыргызстане все еще значительную роль играет реэскпорт китайской продукции. И немало жителей страны опасаются, что с прекращением его зачахнет и их бизнес.

– Реэкспорта при Таможенном союзе, конечно, не будет по определению. Но будет развитие собственных производств, что положительно повлияет и на развитие экономики республики. После вступления Кыргызстана в ТС мы уже в скором будущем ожидаем рост экспорта страны более чем на 20%. Для выживания и развития той же легкой промышленности страны очень важно отсутствие таможенных границ. И уже сейчас известные кыргызские рынки испытывают проблемы со сбытом своей продукции из-за ужесточения таможенного контроля на границе с ТС. Когда этого контроля не станет, вот тогда решительно улучшатся возможности для экспорта. В целом же переход на единую систему таможенного администрирования и расширения кооперации даст возможность удвоить доходы госбюджета республики.

– Откуда берутся эти и другие цифры, которыми вы оперируете?

– Нашими учеными проводятся разнообразные исследовательские работы. В том числе совместно с Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития, участниками которого являются, помимо Беларуси, Казахстана, России, также Армения, Кыргызстан, Таджикистан. В рамках этой работы сложилась своя научная школа исследования интеграционных процессов, которая является, возможно, даже ведущей в мире.

– Но есть немало скептиков, подвергающих сомнению целесообразность такой интеграции. Некоторые утверждают, что в ней больше политики, чем экономики.

– Тема интеграции четко очерчена, в ней нет политического аспекта. Это – общий рынок товаров, услуг, капиталов и труда.

–  А не возникает ли опасения, что Кыргызстан окажется «меньшим братом» среди других своих партнеров, более крупных и территориально, и экономически?

– У России поначалу было большинство голосов на наднациональном уровне, 57 голосов в Таможенном союзе. Сейчас столько же, сколько у Беларуси и Казахстана – по представителям в коллегии Евразийской экономической комиссии ЕЭК и в Совете ЕЭК. Придут Армения, Кыргызстан, другие, принцип полного равенства государств будет сохраняться. Новые независимые государства очень болезненно воспринимают любое ограничение суверенитета. И принцип консенсуса, прозрачности, взаимного ограничения интеграции поэтому видится очень важным. В 21-м веке, когда насилие и обман неприемлемы во внешней политике, нужно мыслить рационально, уважать партнеров и стремиться к равноправию и взаимной выгоде в интеграционных процессах. Так что, как мне представляется, евразийская интеграция имеет очень большие перспективы.


Оцените статью